Контакты

Связаться со мной Вы можете любым удобным для Вас способом:

Страницы в соцсетях:

  • Черный Instagram Иконка
  • Black Facebook Icon

Личный прием проводится в Москве, м. ВДНХ и м. Кузнецкий мост.

Онлайн консультации и терапия - по Скайпу.

Также Вы можете оставить сообщение, вопрос или заявку на прием в форме ниже, и я Вам обязательно отвечу.

© 2017 Анна Соколова

Что обуславливает успех терапии?

June 6, 2017

​​Целительные компоненты любой психотерапии, включающие, например, формирование терапевтического альянса и предоставление клиенту обратной связи о причинах его затруднений создают условия для активации механизмов изменений. Механизмы изменений можно определить как процессы и явления, относящиеся к клиенту и возникающие в результате терапевтического взаимодействия, благодаря которым достигается главная цель психотерапии – достижение положительных изменений в жизни клиента (улучшение общего самочувствия, облегчение симптомов, улучшение общего функционирования и личностный рост).

           За основу описания таких механизмов может быть взята статья К.Джоргенсена «Активные ингредиенты в индивидуальной психотерапии. В поисках общих факторов», в которой автор на основе психодинамической теории формулирует те активные ингредиенты психотерапии, которые вносят вклад в развитие пациента [5]. По своей сути, рассмотренные в статье ингредиенты являются механизмами изменений (автор сам взаимозаменяемо с терминами «активные ингредиенты» и «общие факторы» называет их механизмами изменений), и хотя они выведены из психодинамической теории, автор подчеркивает, что они являются общими для любой успешной терапии. Рассмотрим эти механизмы на основе этой статьи.

 

            1. Высвобождение эмоций/катарсис.

 

            На начальных этапах развития психотерапии З.Фрейд и Й.Брейер предполагали, что эмоциональное высвобождение подавленных эмоций является принципиальным этапом в излечении пациента, поскольку считали, что психологические расстройства и особенно – истерические симптомы являются результатом заблокированных или подавленных влечений или аффектов. Современные теории психотерапии, хотя также ссылаются на то, что заблокированные эмоции и неспособность их выражать являются принципиальной причиной психопатологии,  но уже не считают, что одного катарсиса достаточно для долговременных изменений. Однако, во многих случаях катарсический эффект высвобождения эмоций и нахождения лучших и социально более приемлемых способов их выражать вносит важный вклад в позитивный исцеляющий процесс.

 

            2. Корректирующий эмоциональный опыт и десенсибилизация.*

 

            Важную роль в процессе изменений играет корректирующий эмоциональный опыт**, во время которого клиент в безопасной обстановке терапевтического кабинета (или вне его) сталкивается со своими страхами, пробует новые модели поведения, которых ранее избегал, и, не смотря на его изначальные ожидания негативных, иногда даже катастрофических, последствий, переживает что-то положительное. Переживание такого нового опыта раз за разом помогает клиентам стать менее чувствительными и тревожными (десенсибилизация) по отношению к пугающим их ситуациям и конфликтам, что ранее вызывало неадаптивное поведение. Также, воспроизводя в отношениях с терапевтом устоявшиеся паттерны взаимодействия, которые со стороны другого (терапевта) не приводят к ожидаемым реакциям, позволяет пациентам понять, прочувствовать и интернализировать новое качество межличностных отношений. Как следствие, улучшается их способность справляться с ранее затруднительными ситуациями, находить более приемлемые и эффективные способы жизни, появляется уверенность в своих силах. Это также приводит их к новому пониманию своих проблем, которые уже не рассматриваются, как находящиеся вне их контроля. Психотерапевты разных подходов используют различные техники для решения этого вопроса, но все они, тем или иным способом, стараются сфокусировать клиента на неадаптивных когнитивных установках, сильных страхах и тревогах, избегающем поведении. В рамках психодинамического подхода, например, такой корректирующий опыт появляется через взаимодействие психотерапевта и клиента, приводящее к воспроизведению и переживанию вновь тревожащих ситуаций и давних  конфликтных историй. В рамках бихевиоральной терапии такой опыт обычно имеет место между сессиями, когда клиента побуждают встретиться со своими страхами в пугающих его ситуациях и обнаружить, что никаких негативных последствий это не влечет.

 

            3. Развитие регуляции аффекта.

 

            Регуляция аффекта – это процесс, при котором человек осознает свои эмоции, оставаясь внутри эмоционального состояния, и влияет на то, как он их испытывает и как выражает [2]. Эта способность не является врождённой. Обычно она развивается на опыте ранних отношений со значимыми другими, когда ребенок в результате взаимодействия учится определять и вербально выражать свои эмоциональные состояния. Развитие регуляции аффекта и, как следствие, само-регуляции является, таким образом, продуктом взаимной регуляции. Похожие процессы происходят в терапии, когда терапевт помогает пациенту регулировать и вербально выражать свои внутренние состояния и эмоции, связанные с терапевтом, «здесь и сейчас». Все школы психотерапии предлагают надежное и контейнирующее пространство, в котором пациент имеет возможность безопасно и с поддержкой терапевта испытывать и выражать свои аффекты и развивать более зрелый способ эмоционального реагирования.

 

           4. Развитие ментализации, само-рефлексии и способности выстраивать межличностное взаимодействие.

 

            В 2000 г. Питер Фонаги выдвинул положение о том, что важной частью нормального психического развития является научение человека понимать себя и других в терминах психических состояний, т.е. мыслей, чувств, убеждений и желаний [3]. Согласно Фонаги, способность ментализировать является основой для понимания психики других людей, придания смысла и предвосхищения их поведения и реакций. Более того, это дает возможность понимать свои собственные психические состояния, фантазии, эмоциональные реакции, которые могут быть рассмотрены, как способы выражения переживаемой реальности и нашей позиции в этой реальности.

           Одной из задач психотерапии является развитие этой мета-когнитивной способности, позволяющей отступить на шаг от непосредственной реальности нашего собственного опыта и поймать разницу между нашим непосредственным опытом и лежащими в его основе психическими состояниями, которые могут его вызывать.  Эта способность развивается в рамках межличностного диалога и рассмотрения реальности с разных перспектив. Вербализации, прояснения и интерпретации, которые делает терапевт по поводу меняющихся от момента к моменту психических состояний пациента, вносят вклад в постепенно растущее понимание пациентом себя, своих реакции и поведения в контексте его личной истории и личных характеристик, и помогают ему развивать его способность к ментализации и само-рефлексии.  На этой основе он формирует более зрелое и проницательное восприятие себя, окружающих и реальности в целом. Это улучшенное понимание также вносит вклад в развитие его адаптивных способов поведения и регуляции аффекта.

 

           5.  Интеграция и новая история о себе

 

           В современном мире, характеризующемся дезинтигрированностью и растущей индивидуализацией, каждый человек вынужден искать или выстраивать свое ощущение осмысленности и интегрированности жизни. Каждому нужно создать стабильную и устойчивую историю его жизни и ощущения себя как цельной, интегрированной личности. Неудача в решении этих насущных вопросов приводит к развитию различных форм психопатологии, таких как депрессия, тревога и личностные расстройства. Некоторые формы психопатологии могут быть частично интерпретированы как результат неспособности создать достоверный нарратив о себе и своих отношениях с миром – нарратив, который может поддерживать их индивидуальное чувство осмысленности и связности.

Каждая форма психотерапии вносит вклад в выстраивание смысло-образующего нарратива о жизни пациента и его способе быть в этом мире, помогает формированию ощущения интегрированности в жизни пациента и его психологическом функционировании, осмысленно соединяя прошлое, настоящее и будущее пациента. Также внутренний мир пациента интегрируется с его прошлыми и настоящими межличностными отношениями и значимыми частями внешней реальности. Все чаще  психотерапия концептуализируется как форма переписывания и перестраивания истории жизни пациента через диалог [6].

          Нарративный психоаналитик Рой Шефер описывает психотерапевтов как людей, которые слушают истории пациентов и «помогают им преобразовывать их истории в другие, более полные, связные, убедительные и адаптивно полезные, чем те, к которым они привыкли» [7].

          Рассмотренные механизмы являются, конечно, не обособленными, а взаимосвязанными и обусловливающими друг друга. Например, развитие способности к аффективной регуляции сильно зависит и часто является следствием развития ментализации, которая также является основой для интеграции и создания нового нарратива о себе. Данный список не является также исчерпывающим, и, рассматривая человека с разных точек зрения и концептуального понимания, можно определять и акцентировать другие аспекты изменяющих процессов. Однако, в любом случае, эти механизмы являются фундаментально важными, позволяющими клиенту развить способность самостоятельно справляться со своими проблемами, находить более адапативные и гибкие модели поведения и выстраивать зрелые межличностные отношения.

 

Источники

  1. Alexander, F. and French, T. (1946). Psychoanalytic therapy. New York: Ronald Press.

  2. Fonagy, P., Gergely, G., Jurist, E., and Target, M. (2002). Affect regulation, mentalization and the development of the self. New York: Other Books.

  3. Fonagy, P., Target, M., and Gergely, G. (2000). Attachment and borderline personality disorder: A theory and some evidence. The Psychiatric Clinics of North America, 23, 103–122.

  4. Goldfried, M. and Davila, J. (2005). The role of relationship and technique in therapeutic change. Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training, 42(4), 421–430.

  5. Jørgensen, C. (2004). Active ingredients in individual psychotherapy. Searching for common factors. Psychoanalytic Psychology, 21 (4), 516–540.

  6. Schafer, R. (1983). The analytic attitude. New York: Basic Books.

  7. Schafer, R. (1992). Retelling a life: Narration and dialogue in psychoanalysis. New York: Basic Books.

 

* В оригинале статьи у автора этот пункт звучит как «экспозиция, десенсибилизация и переход с пассивной позиции в активную», и в описании он рассматривает этот вопрос больше  с точки зрения техники, которую использует терапевт, помогая пациенту встретиться со своими страхами, теми ситуациями, которые их вызывают и его избегающим поведением. Он пишет, что эти процессы является формой «корректирующего эмоционального опыта», который он рассматривает следующим отдельным пунктом. Учитывая, что для категории «механизмы изменений» в первую очередь важно определить изменяющие процессы, относящиеся непосредственно к клиенту, эти два пункта были объединены,  название скорректировано. В описании также частично используется материал статьи [4], в которой затрагивается вопрос «корректирующего эмоционального опыта».

 

** Эта концепция и идея, что корректирующий опыт может быть целительным элементом терапии, была  впервые предложена Ф.Александером и Т.Френчем в их книге «Психоаналитическая терапия» [1].

 

При копировании текста, пожалуйста, указывайте ссылку на ресурс www.privatetherapy.ru

Please reload